holding out for a hero

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » holding out for a hero » Архив недоигранных эпизодов » "Don’t drink that racist coffee"


"Don’t drink that racist coffee"

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Название эпизода: Don’t drink that racist coffee
Персонажи: Эрик Леншерр, Ванда Максимофф.
Место действия: Смоллвилль.
Время и день недели: ноябрь-декабрь 1995 года.
Краткое описание ситуации: у Эрика есть дурацкая привычка варить замечательный кофе только себе. У Ванды – не менее дурацкая привычка, обижаясь, говорить злую ерунду, которая берет и сбывается. Но и ерунды достаточно, чтобы Эрик начал подозревать, что не единственный в семье наделен "необычными талантами"...

0

2

ноябрь 1995.

Дети - цветы жизни. Главное не забывать их вовремя поливать, то бишь, оставлять денег и завтрак на столе. За завтраками к нему его дети и не стали бы обращаться, но стабильно, раз в неделю к выходным он приезжал. Привычка, долг, неплохой имидж. Наличие троих детей и выделяемого на них времени могло хорошо сказаться на ближайшей политической карьере. Мол, занятой и деятельный мужчина, а про своих детей не забывает и проводит с ними весь свой досуг.
То, что больше всего времени он проводил тут даже не с детьми, а в отдельной комнате, разбираясь с документами или перекручивая в разные узлы мелкие монетки - то электорату не известно, то уже дело десятое.
Поднимался он рано, слушал тишину в доме. Два часа до прихода горничной, никак не меньше до пробуждения детей. Пьетро, должно быть, и вовсе раньше полудня из своей комнаты не выберется. Эрик ощущал себя в безопасности, турку на плиту направлял, не прикасаясь к ней. И удобно, и постоянная практика, пока никто не видит.
Пробежался взглядом по оставленной еще вчера вчерашней же газете, не увидел ничего интересного, размял плечи, снял турку. В его понимании утро было даже добрым.
Он притянул к себе пульт, включил кухонный телевизор, прощелкал каналами, остановился на новостях, с кружкой кофе опустился за стол.
Днем можно было бы куда-то выбраться с детьми, посветиться с ними. А к следующим выходным привезти к себе в Метрополис, посветиться снова. Заложить людям в головы мысль о том, что Лэншерр такой молодец, такой молодец.
Шаги в сторону кухни заслышал заранее, как раз выключив телевизор, впитав в себя информацию из новостного блока.
— Ванда? Ты сегодня рано. Хлопья на верхней полке, - сказал, прихлебывая из своей кружки.
Вообще-то, он плохо представлял, о чем можно было говорить с детьми по одиночке. При совместном времяпрепровождении они общались между собой, его практически не втягивая, а вот общих моментов с каждым по отдельности он так сразу представить не мог.
— Только не начинай огрызаться, я знаю, что живешь здесь ты и местоположения продуктов тебе известны лучше.
А подростки - это для любого родителя сложно.

+3

3

Ванда так и замерла в дверях кухни – босая, растрепанная, еще не до конца проснувшаяся, в дурацкой видавшей виды ночной сорочке с Минни Маус. На отца она смотрела ошеломленно – и это мягко сказано.
"Какая вожжа ему под хвост попала на этот раз?"
Уже само то, что Эрик сидел на кухне с утра пораньше и не убегал как можно скорее в свой кабинет, было необычным. Сколько Ванда себя помнила, он предпочитал держаться подальше от комнат, где мог пересечься с детьми. Любящий, ха-ха, отец семейства. Насчет его "любви" Ванда, в отличие от Пьетро и той же Лорны, иллюзий не питала давно. И все же – такое теплое и семейное приветствие с утра пораньше, каким Эрик "порадовал" ее сейчас, было чересчур даже для него.
Ей очень хотелось на это надеяться.
…и тебе доброе утро и приятного аппетита, отец, – обрела Ванда наконец дар речи. – На меня вовсе не обязательно срываться, если ты встал не с той ноги. И, кстати, хлопья для Пьетро, я их не ем.
Она прошла к холодильнику и достала себе оттуда йогурт, пару яблок и графин с холодной водой. Яблоки с йогуртом поставила на стол. Взяла себе стакан, налила в него воды до половины из графина и разбавила теплой, из-под крана. Повернулась к Эрику со стаканом в руках, оперлась на столешницу пятой точкой – сидеть ей не слишком хотелось. Глотнула воды. Действия для оттягивания светской беседы стремительно заканчивались, а тема на ум все еще не приходила. Вот бы ей сейчас соображалку Пьетро на пару минут… а, нет, нужда отпала: Ванда заметила на плите турку.
М-м, ты варил кофе, – дружелюбно сказала она. Глубоко вдохнула. Аромат на кухне и впрямь стоял божественный, как она раньше не обратила внимания? – Не пойму, как он у тебя таким классным получается. Научишь как-нибудь?

Отредактировано Ванда Максимофф (03.03.2013 23:04:22)

+2

4

Эрик только плечами повел. Откуда ему знать, что там едят на завтрак его дети? Он же с ними не живет. Статус "отца года" замигал светодиодами над его головой.
Он потянулся за газетой. Что там? Семьдесят третий старт шаттла по программе "Спейс Шаттл". В прошлом месяце ведь уже летали, чего ж им так неймется покорять космическое пространство? Будто на Земле проблем было недостаточно. Конечно, первый полет был прорывом, за которым следил весь мир, но в семьдесят третий раз читать на главной странице об этом было совсем не занимательно.
В местных новостях также не сквозило ничего полезного, как тут газету не штудируй, а до утренней еще по меньшей мере полчаса.
Поднял взгляд от газеты, услышав вопрос про кофе.
— Нет, - коротко ответил, снова пробегаясь глазами по строкам, которые уже читал дважды.
Проблем с памятью, даже несмотря на почтенный возраст, у него не было никогда, то, что нужно, запоминалось в разы, лишняя шелуха отсеивалась сама собой, так почему ж он не помнит, что только что прочитал в коротком предложении?.. А, да, точно, отвлекающий элемент в лице дочери.
Мимолетом отметил, что Ванда с каждым годом все больше и больше начинает напоминать Магду. Это, как не банально, будило воспоминания. А от погружения в воспоминания ничего хорошего он никогда не ждал. Отголоски боли через времена, не самое приятное дело.
На автомате он коснулся того места на руке, где было выбито сейчас закрытое рукавом клеймо, опомнился в момент, перевел жест в сложенные на груди руки.
— Как ты относишься к тому, чтобы разбудить Пьетро и Лорну и выехать куда-нибудь позавтракать? - поинтересовался совершенно буднично.
Где бы ни находился, Эрик знал, как сохранить лицо и чувствовать себя, словно рыба в воде. Как минимум - внешне. Сегодня он был готов строить из себя Настоящего Отца, именно так и с большой буквы. Иногда полезно.

+2

5

Нет, – тупо повторила Ванда, глядя на отца, и крепче сжала стакан.
Нет. Прекрасно. Замечательно. Ну… ладно. Наверное, он не хотел ее обидеть. Просто она с утра слишком остро реагирует на все. Это с ней часто случается.
…а потом он взял и попросил Ванду разбудить Пьетро и Лорну. И поехать, видите ли, завтракать.
"Да как это называется вообще?!"
Ванда поставила стакан на кухонную столешницу – громко, гораздо громче, чем собиралась. Сжала кулаки. Проглотила так и просившееся на язык ругательство и подавила желание поорать, а потом уйти, громко хлопнув дверью. Это, черт возьми, ее дом и ее кухня. Если кто и будет уходить, так он и только он.
Отвратительно, – голос старшей Максимофф аж звенел от обиды и плохо сдерживаемой злости. –Приспичило тебе – иди и буди сам. Я с вами все равно не поеду.
Она загрохотала ящиками и столовыми приборами, чтобы достать себе ложку для йогурта. Сделав это черное дело, Ванда села, наконец, за стол. Вскрыла баночку своего любимого двухслойного йогурта и принялась яростно его мешать. Это занятие немного примирило ее с действительностью.
О том, что, стуча о пластиковые бока стаканчика, она может мешать Эрику читать газету, она не задумывалась – слишком была зла.

+3

6

Подростки.
Сам он в ее годы таким не был. И пусть сцены ему тогда устраивать было уже некому, Эрик был уверен - не возникло бы и желания. А тут никакого уважения к отцу.
Он нахмурился, проследил за Вандой. Подумалось, что эту ложечку он может согнуть одной мыслью, после таких демонстраций дочери бы и в голову не пришло бы больше грубить ему.
— Сядь за стол, - ровным, приказным тоном, не повышая голоса.
Отставил в сторону чашку, отложил газету, взглядом указал на стул напротив себя. Не суть важно, что он здесь бывает исключительно по выходным и праздникам, Ванде стоило бы понять, что Эрик все еще ее отец и покуда он за нее отвечает, хамства под крышей не допустит.
— Ты поедешь, - безапелляционно сообщил Эрик, сверля взглядом дочь. — И брата с сестрой разбудишь. И будешь счастливо улыбаться, если кто-то на тебя направит фотокамеру. Без вопросов.
А затем он улыбнулся сам, не меняя пристального несколько хищного взгляда.
В конце концов, должна бы и радоваться тому, что невероятно занятый отец собрался куда-то вывести детей. Он бы на ее месте был бы счастлив.
"Я бы на ее месте не оказался, даже если бы смог повернуть время вспять и убить Гитлера", - подумал Эрик. От этих мыслей даже чуть не подурнело.
— Либо, - вот тебе альтернатива, - ты сама будешь объяснять Пьетро, почему вы станете ездить в школу на автобусе.
Взгляд отвел, снова взялся за чашку с кофе, давая понять, что рассуждать тут больше не о чем, а беситься и вовсе бессмысленно - тут что на бетонную стену срываться.

+2

7

Ванда подняла на Эрика взгляд. И быстро опустила: не могла долго выдержать, когда он так на нее смотрел, даже если правда была на ее стороне. Как сейчас, когда он недвусмысленно обещал отобрать подарок. Подарок! Она что, так сильно провинилась? Да ха-ха три раза! И ладно бы это только ее задевало – так нет же, Лорну с Пьетро ведь тоже. Он фактически не оставлял ей никакого выбора. От такой несправедливости хотелось выть волком.
Хорошо, отец.
Она быстро доела йогурт, хотя в горло тот особо не лез, и поднялась из-за стола. Гордо выпрямилась. В груди ныло – тягуче, неприятно.
Почему всё вечно вот так? Почему он их вообще взял к себе? Дядя Джанго как-то обмолвился, что готов был не то что опекунство взять – их усыновить, так ведь нет.
Баночка от йогурта пошла в мусорку, ложка и стакан с недопитой водой – в мойку.
И Пьетро еще, вечно Эрика защищающий. Вот бы он был здесь! Сразу бы уверился, убедился, перестал бы…  так – она ему, конечно, расскажет, но черт его знает, он же может и не ее начать защищать, он такой слепой иногда, не замечает…
Поняв, что ее глаза подозрительно щиплет, Ванда сжала переносицу на пару мгновений. Еще разреветься из-за этого всего не хватало. Не дождется. И так сидит довольный. Улыбается. Кофе этот свой проклятый пьет. Проходившая мимо к выходу из кухни Ванда неожиданно остро почувствовала запах свежего напитка – и ее замутило. Или это от злости потемнело в глазах?
Подавись ты своим кофе, – выплюнула она со всей экспрессией, на которую только была способна.
И плевать уже. Будь что будет.

+1


Вы здесь » holding out for a hero » Архив недоигранных эпизодов » "Don’t drink that racist coffee"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC