holding out for a hero

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » holding out for a hero » Архив недоигранных эпизодов » "If there's smth weird and it don't look good, who you gonna call?"


"If there's smth weird and it don't look good, who you gonna call?"

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Название эпизода: "If there's something weird and it don't look good, who you gonna call? Ghostbusters!"
Персонажи: (и очередь по выкладке) Клинт Бартон, Харли Квин, Ванда Максимофф, Джон Константин.
Место действия: Смоллвиль.
Время и день недели: декабрь 1995 года.
Краткое описание ситуации: При проявке фотографий Клинт замечает белое пятно на негативе. Он не придаёт ему должного внимания и считает, что это сделала Харли, поскольку ранее она испортила проявитель.

Отредактировано Клинт Бартон (12.03.2013 10:05:19)

+1

2

Проявка негативов - дело увлекательное, не слишком сложное и приятное. Закрывшись в ванне, предварительно поменяв там лампочку на красную, в течение часа (хотя раньше на это времени тратилось больше) Клинт погружал в проявитель негативы, научившись делать это на ощупь, чтобы не засветить плёнку, быстро просматривал при свете красной лампы, снова полоскал, промывал и, наконец, отправлял в фиксажный раствор. В этот день Бартон проявлял фотоплёнку, которая содержала разнообразные места Смоллвиля, за них он собирался выручить около 15 долларов в местной газете. На одной из них ещё при проявке начало проступать белое пятно, а теперь оно стало ещё более чётче. Клинт напряжённо вздохнул. Только этого ещё не хватало! И самое главное - откуда, если технически Клинт всё делал, как раньше, и таких проблем не было? Хотя, кроме того момента, когда Харли испортила ему раствор, и из-за дороговизны которого сейчас пришлось пользоваться им. После этого инцидента, они очень сильно поссорились, поскольку Харли даже не чувствовала себя виноватой. Бартон и так очень сильно недолюбливал Квин, поэтому не стал с неё требовать деньги, чтобы не связывать себя ещё одними проблемами с этой пронырливой девчонкой.
Обрезав лишние негативы, чтобы оставить именно этот кадр, Клинт положил негатив в пакетик, чтобы завтра показать Харли и проучить её. Бартон был спокойным человеком, но несправедливость и чрезмерную наглость просто ненавидел.
Клинту не надо было утруждать себя поисками Харли по всей школе, они каждое учебное утро ездили вместе на школьном автобусе. Поэтому Бартон сразу сел с Квин рядом и протянул ей пакетик.
-Смотри, твоих рук дело. Можешь гордиться собой, у тебя получилось меня..раздосадовать..

+2

3

Школьный автобус.
Харли не испытывала особой радости кататься каждое утро в автобусе, но зима, холод и осенняя куртка - это три крайне весомых причины, чтобы забросить свой велосипед в гараж на какое-то время. Честно говоря, Квин даже начала забывать, почему она столь сильно ненавидела этот желтопузый вид транспорта с большими надписями "ДЕТИ" на самых видных местах - уже которую неделю не случалось ничего страшного или неприятного во время таких поездок. Но, как известно, рано или поздно мироздание, ноосфера, а быть может и сам господь бог, всё же решает напомнить о негативной стороне жизни.
Уж кто-кто, а Харли Квин знала это, как никто другой. Она вообще всякое знала.
-Смотри, твоих рук дело. Можешь гордиться собой, у тебя получилось меня..раздосадовать.. - сегодня судьба к Харли не благоволила. Мало того, что именно сегодня математичка решила устроить какой-то проверочный тест, так ещё и Клинт Бартон соизволил почтить Квин своим вниманием. Конечно, не без пустых обвинений, как же иначе Бартону без этого.
- Доброе утро, жители Смоллвиля, с вами снова радио "Харли" и ваша наилюбимейшая рубрика: обвини эту девчонку во всех смертных грехах! - Квин театрально развела руки в стороны, случайно задев по голове ладонью сидящего спереди. Неловко вышло, но извиняться не было нужды - все знают, это же Квин, от неё вряд ли добьёшься чего-то хорошего.
С выражением лица "да ты издеваешься, должно быть", Харли смерила взглядом Клинта, толком даже не обратив на содержимое пакетика никакого внимания. Что бы там ни было - травка ли, огрызок зубочистки, обрезанный кусок электропровода, да хоть зуб самого папы римского (хотя это ещё тот вопрос, где Харли могла достать зуб и почему он так... раздосадовал Бартона) - Квин точно знала, что это не её рук дело:
- Вот прямо так, да? Ни тебе "здравствуй, Харли" или "доброе утро, Харли", или "отлично выглядишь, Харли", - она загибала пальцы, перечисляя возможные варианты начала для разговора. Но в конце-концов ей надоел этот театральный фарс, и Квин буквально вырвала протянутый пакетик у Клинта из рук. - Что это? Ты опять заснял, как я переодеваюсь, и мой пояс верности тебя не обрадовал? - возможно, обвинения Квин не имели под собой никакой почвы, но она и не преследовала цель вывести Бартона на чистую воду. Просто шутка, как и десятки других. Харли поспешно вытащила негатив из пакетика и, держа его напротив окна, всмотрелась в малюсенькое изображение.
- Ну ничего себе, - присвистнула Квин, разобрав на негативе знакомое ей лицо Шона, парня на год старше её, ничем особенно не примечательным. Рядом с ним витало какое-то белёсое пятно, и Харли была готова поспорить, что это не просто дефект фотоплёнки: пятно обвивалось белесым щупальцем вокруг шеи Шона, и его очертания были слишком четкими для какого-то там брака. - Бартон, быть может, ты и редкостный придурок, но фотографируешь ты потрясно.
Автобус резко затормозил, и Харли чуть было не выронила негатив от неожиданности. Школа. Настало время для учёбы. Всучив Клинту обратно пакетик с негативом, Квин перескочила через Бартона в автобусный проход и, прежде чем смешаться с учениками, успела крикнуть тому:
- В обед у парадной лестницы, я позову Ванду. А если заплатишь за меня на обеде, я даже не буду подавать на тебя в суд за клевету, - Харли подмигнула и, не оставив Клинту и шанса слова вставить, выскочила из автобуса.

+2

4

Ну и где он? – спрашивала Ванда у Харли часа четыре спустя. – Ты уверена, что он придет? Почти десять минут от перерыва прошло уже… о, ну надо же, наконец-то!
Харли поймала ее у шкафчиков как раз тогда, когда они с Пьетро вырвались с казавшегося бесконечным урока истории США – Гражданская война во всех ее неприглядных боевых подробностях, брр, – и Максимофф была только рада отвлечься. Про дивный негатив Клинта Квинзель рассказала вкратце, но и этого было достаточно, чтобы Ванда заинтересовалась и захотела сама взглянуть. Второй Максимофф с ними не пошел: не особо верил "во всю эту вашу мистическую хренотень".
"Мистическая хренотень" на негативе оказалась некоей белесой субстанцией, обвивавшейся вокруг шеи парня из десятого. Как там его зовут? На "ш" как-то. Шин. Шэйн. Шон? Как-то так. Она буквально на днях слышала его имя: по коридорам шептались, что он сам не свой в последние дни. И в газету наверняка попал не просто так, зная любовь Салливан к странностям…
Ванда нахмурилась.
Хм, – немного беспокойно выдала она, вертя пакетик с негативом в руках. Посмотрела на своих спутников. – Давайте-ка пообедаем не в столовке, а в "Pollos Hermanos"*.
"Pollos Hermanos" был открывшейся пару недель назад забегаловкой а-ля "KFC", только латиноамериканской и более демократичной по ценнику. От школы до нее идти было минуты три-четыре, но ученики там пока почти не обедали, что Максимофф и было нужно.
Ванда купила еду первой. Место тоже выбирала она. Заприметив двенадцатиклассников, она резво ушла в другую, менее людную сторону и в итоге села у окна в конце зала, за предпоследний столик. Последний, к ее большому сожалению, оказался оккупирован приятным мужчиной средних лет в строгом костюме.
"И что он тут делает? Ему в ресторане б есть, а не в фаст-фуде", – размышляла Ванда, пока ждала своих спутников.
Когда те к ней наконец присоединились, она попросила Клинта положить негатив на стол. Постучала пальцем по белому "дефекту".
Не хочу вас пугать, ребята, – начала Ванда. Говорила она негромко – не то по привычке, не то из опасения, что их подслушают. Хотя кому оно надо? Не симпатичному же мужчине за соседним столиком. – Но. Бартону, похоже, каким-то чудом удалось заснять подселенца.

________________________
*Pollos Hermanos (исп.) – в переводе "Братья-Цыплята". Читается как "Пойос Эрманос".

+2

5

Он приехал в Смолвилль всего несколько дней назад. И нельзя было сказать, что сделал он это совсем уж по собственной воле. По правде говоря, его выдернули с побережья, позвонив и сообщив о странностях, происходящих в этом городке. Правда вот звонок был анонимным, но зато Джон убедился, что сеть информаторов работала более, чем отменно. Капнув в архивах сводки о происшествиях, он нашел лишь упоминание о упавшем сюда метеорите, но никаких иных сверхъестественных вещей в этой глуши не происходило. Пока что. Так же о думал и тогда, когда приехал сюда. За полдня обошел город вдоль и поперек, присмотрелся к людям. Все было в порядке, если не считать той напряженности, с которой жители мелких городов смотрят на любого приезжего незнакомца.

Ему даже относительно легко удалось снять комнату в доме молоденькой вдовы, живущей на окраине. Джон не мог утверждать наверняка, но, кажется, она была даже рада такому соседству. Однако, Джон отказывался от навязчивой женской заботы, либо запираясь в комнате, либо выходя в город, устроившись в одной из забегаловок, чтоб перекусить.

Вот и сейчас он был здесь, по привычке заняв последний столик у окна. Явно скучающая официантка тоже пыталась с ним заигрывать, пока ставила кофе на столик, но Джон даже не смотрел в ее сторону, уткнувшись в местную газетенку. Обычные статьи, ничего странного. Но тут ему попался заголовок, повествующий о странном поведении пациентов в местной психиатрической клинике, которая располагалась в нескольких милях от города. Сначала острый психоз, потом припадки, доходящие до комы. Врачи почему-то все свели к массовой истерии, но Джон, зная, насколько разношерстная компания собирается в таких учреждениях совершенно точно был уверен, что такое возможно только в одном отделении, но никак ни по всей клинике. К тому же, он уже встречал подобное.
"Неплохо бы проверить. И зайти в здешнюю церковь".

Он то и дело посматривал в окно и задумчиво водил пальцем по краешку чашки с кофе, из которой сделал буквально несколько глотков. Зазвенел колокольчик над входной дверью, оповещая о новом посетителе. И Джону не надо было оборачиваться, чтоб понять, что это была молодая девушка, он понял это по легкой поступи, с которой она направилась к пустому столику. Ровно как и то, что она была не совсем обычной, потому что взгляд, который она бросила на него, отозвался легким холодком, пробежавшим по его спине. Ведьма, так обычно пишут в старинных книгах по оккультизму. Достаточно слабенькая, ибо девушка, похоже, сама не в курсе своих способностей, но с большим потенциалом, который она сможет развить, если захочет. Или если кто-нибудь подскажет.
"Это уже интереснее.."
Вообще, Джон не особо любил ведьм, считая их излишне пафосными и любящими набивать себе цену, путем дешевых трюков. Хотя порой и он обращался к ним, если был нужен какой-нибудь особый заговор. Большая часть ведьм осела в крупных городах, чтоб прибыль была больше, ведь даже магию люди смогли превратить в бизнес, но остались еще и те, кто жил на периферии, а то и вовсе в лесной глуши. И тут вставал вопрос - эта юная леди из обычной семьи и просто так "карта легла" или же дар наследственный и вся ее семья наделена подобными способностями. Это тоже можно было бы выяснить, ибо это хоть какая-то зацепка. Впрочем, Джон был более, чем уверен, что она никак не связана с событиями, произошедшими в психбольнице.

Он закурил, вертя в руках свою бессменную зажигалку. В этот самый момент, в забегаловку зашли еще двое школьников - парень и девушка, а затем они подсели за столик к первой девушке. Джон бы не стал вникать в их беседу, если бы она была начата с приветствий, шуток и прочего, свойственного подросткам. Однако, эта троица заговорщически склонилась над столом - это Джон заметил буквально краем глаза, так как сидел к ним спиной, но чуть повернувшись. "Ведьма" вполголоса обратилась к своим друзьям, но недостаточно тихо, потому что Джон смог расслышать часть фразы, в которой мелькнуло слово "подселенец". Этого оказалось вполне достаточно, чтоб детектив стал держать ухо востро, ибо предполагал, что подростки наверняка не сойдутся во мнениях.
"Чтож, посмотрим что им удалось узнать. Сдается мне, мой информатор не солгал, и дело тут не чисто".
Джон улыбнулся краем губ, а затем в очередной раз затянулся, ожидая продолжения.

Отредактировано Джон Константин (12.03.2013 10:15:16)

+1

6

Клинт старался пропускать поток слов Харли мимо ушей. От этой, так называемой, "трескотни", если её слушать, может разболеться голова, а самому можно потерять суть разговора. Этого он успел наслушаться и насмотреться ещё в цирке от молодых артисток. Хотя Харли была ещё та штучка. Предприняв, что лучшая защита - это нападение, она быстро взяла всю инициативу разговора на себя. Клинт пару раз хотел вставить своё слово, но куда там, особенно после того, как она увидела негатив... Бартон уже пожалел о том, что вообще начал весь этот разговор, который быстро перерос в монолог имени Харли. Всё это представление продолжалось до конца поездки. Поэтому Клинт был удивлён, что Квин хочет позвать ещё и Ванду. Тут его чисто мужская логика начала зашкаливать на датчике "Что здесь вообще происходит?!" Но всё-таки пошёл на назначенное место.
Теперь, сидя в закусочной, Клинт уже начал сопоставлять все звенья-события сегодняшнего сумасшедшего дня в единую цепочку, так что мог вполне здраво рассуждать.
– Не хочу вас пугать, ребята. Но. Бартону, похоже, каким-то чудом удалось заснять подселенца.
У Клинта на языке вертелось спросить, кто такой подселенец, но тут логика сама выдала ответ на вопрос. До Бартона дошло, что Харли и Ванда, которая, как всем известно, была помешана на мистике, считают этот негатив чем-то необычным, сверхъестественным (тут достаточно было посмотреть на их лица), а следовательно, подселенец для них - это дух, который здесь выглядит как белое пятно.
"Мда, всё, пора заканчивать этот балаган..."
Клинт всегда относился к призракам, духам и прочей всякой ерунде, про которую можно было прочитать в дешёвой газетёнке, скептически, вернее, "Я верю в то, что вижу собственными глазами." И на его пути никогда ещё не попадалось ни призраков, ни НЛО, ни ходячих скелетов. Поэтому легко объяснима была реакция Клинта - он снова посмотрел на просвет негатив, положил на место и только тогда сказал:
-Вы серьёзно верите во всю эту ерунду? Призраки, духи и тому подобное? Хотя, да, я должен был это понять самого начала. Ванда, не хочу тебя обидеть, но видеть в каждом испорченном негативе подселенца(или как его там?) - это перебор. Харли, не хочешь признавать, что испорченная плёнка следствие твоего вандализма - то не надо вмешивать сюда посторонних!

Отредактировано Клинт Бартон (12.03.2013 15:53:05)

+2

7

Это был обед.
Обед. Второе время после завтрака, когда можно основательно наестся и восстановить потраченные за утро силы.
И сейчас Харли с некоторым неудовольствием смотрела в сторону Бартона, который, проигнорировав и её утреннее замечание, и сам прилавок - эй, да вот же он, совсем рядом - зайдя внутрь, тут же направился к Ванде, даже не взглянув в сторону касс. Это было крайне подло, невоспитанно и полностью соответствовало поведению Бартона, которого знала Квин. Что поделать - не самая приятная личность.
Честно говоря, Харли была настолько поражена подобной выходкой Клинта, что полностью прослушала, что же сказала Ванда. Да - склонилась поближе на автомате, когда та зашептала, но на этом всё и закончилось. Уже только когда Клинт в голос повторил таинственное слово "подселенец", да в очередной раз обвинил её в порче негатива, Харли очнулась от мыслей о еде и грубом поведении Бартона. И возмутилась ещё сильнее:
- Да сдалась мне твоя плёнка, Бартон! - Харли театрально закатила глаза, - как будто я только и делаю, что сижу ежедневно под окнами твоего дома да думаю: надо бы что-то подпортить этому Клинту! Ведь вся моя жизнь крутится вокруг Клинта, цель номер один - подставить Клинта, - она ненадолго остановилась, якобы перевести дыхание. На самом деле здесь, в этой забегаловке, в обеденное время, со всеми этими запахами приготовленной во фритюре курицы и картошки, ударившими в нос, у Харли попросту свело живот от голода. Не изменившись в лице - ни к чему всем остальным был знать об этом - Квин перехватила живот рукой и попыталась как можно сильнее "вжаться" в себя. Обычно в таких случаях говорили: словно желудок прилип к позвоночнику.
Когда боль прошла, Харли не побоялась ткнуть пальцем в сторону Бартона и продолжить свою речь, полную праведного гнева:
- Хоть бы спасибо сказал, что я вообще тебе помогаю после всего! - она опустила руку и пальцем пододвинула к Клинту негатив, - Раскрой глаза шире, Бартон, тебе повезло столкнуться с чем-то паранормальным, не будь таким упёртым ослом. Ванда почти никогда не ошибается, и если она говорит, что это заселенец - то это заселенец и никто иной!
Конечно, при столь эмоциональном разговоре, о шепоте и тайне, которую Ванда, непременно, хотела бы сохранить, и речи идти не могло. Квин не сразу сообразила, что она делает что-то не так: лишь закончив говорить, она осознала собственную ошибку. И тут же в ужасе прикрыла рот рукой, испуганно посмотрев в сторону Ванды.
Не то чтобы им было кого бояться - ну мало ли, несут подростки какую-то чушь о приведениях, в их возрасте это нормально. Просто при упоминании чего-то мистического или ирреального всегда было принято понижать голос до шепота. Так продолжало сохраняться ощущение чего-то таинственного, чего-то, что может следить за каждым твоим шагом. Не зря же говорят, что даже у стен есть уши. К тому же, не слишком-то этично обсуждать во весь голос кого угодно: будь то ваш друг, недруг, человек или же какая-то нежить. Кому-то это может не понравиться.

+2

8

Ванда не успела особо удивиться, что ни Клинт, ни Харли не взяли себе никакой еды, как они уже начали ругаться. Приподняла брови, когда Квинзель назвала подселенца "заселенцем". Это, впрочем, могло подождать. Хуже было то, что на них начали оглядываться.
Тише, вы оба, – цыкнула она на своих спутников. – Как старые супруги, ей-богу.
"Или отвлекутся на меня, или заткнутся от возмущения. Второе лучше".
Как бы Ванде ни хотелось продолжать слушать поток комплиментов от Харли, она вовсе не желала, чтобы кто-либо слышал их разговор. Особенно – красивый мужчина за крайним столиком. Просто потому, что не хотела никому мешать, конечно же, а он – так вышло – сидел ближе всех...
Когда оба ее спутника успокоились, она начала задумчиво говорить:
Не "заселенец", Харли. Подселенец. Это дух, часто – или самоубийцы, или того, кто умер слишком рано. Он "подселяется" к живому человеку и постепенно полностью овладевает его сознанием. Можешь ржать и не верить сколько угодно, Бартон, но негатив твой наверняка в полном порядке. Попробуй проявить фотографию, я почти уверена, что на ней "пятна" не окажется. Ты не должен был этого духа заснять вообще. И, кстати, этот парень, как там бишь его, на котором дух – ты же его не просто так снимал, учитывая любовь Салливан к пара- и ненормальному, так? Ну и вот. – Она бросила себе в рот наггетс, потом, спохватившись, подвинула корзинку к Харли и Клинту. – Угощайтесь, кстати, я всё равно не осилю это всё, только мне где-то треть оставьте…

+3

9

Он был прав. Прав в отношении того, что троица так или иначе станет выяснять отношения на столь неоднозначную для них тему, ибо в любой компании, где есть хоть один скептик, происходит нечто подобное. Типичный сценарий, который он видел много раз. Тем более, что они явно не сильно заботились о конспирации, особенно девушки, ибо все слова было слышно прекрасно и четко. Теперь он даже знает их имена. Значит, паренек, которого звали Клинт Бартон, не верит? Что ж, надо бы сказать ему, чтоб он рассмотрел свой негатив под бОльшим увеличением, дабы сомнений не осталось.
Джон все еще задумчиво курил, дослушивая слова "ведьмы" о духе. Он был приятно удивлен, ибо, если говорить по сути, то она была права. В целом, но вряд ли в деталях. В которых предстоит разобраться, ибо классификация духов настолько огромна, что это мог оказаться любой из известных вариантов. Но тогда понятно "кто", или правильнее было бы сказать, "что" стоит за "массовым психозом" в клинике.
Он уже набрасывал в мыслях наиболее вероятные версии дальнейшего развития событий, и, видимо увлекся, так как не заметил, как пепел от сигареты упал прямо на ткань бежевого пальто. Тихо ругнувшись, Джон стряхнул пепел на пол и бросил короткий взгляд через плечо. Троица подростков притихла, перекусывая. Кажется, вполне подходящий момент, чтоб вмешаться.
Джон затушил сигарету, а затем чуть развернулся, положив руку на спинку диванчика. Не было смысла повышать голос, в забегаловке и так было довольно тихо:
- Советую вам прислушаться к словам вашей подруги, - обратился он к Клинту и Харли, - Потому что она права. Однако, должен сказать, это может быть дух не только самоубийцы или умершего рано естественной смертью, но и дух убитого или незаконно осужденного, а потому жаждущего мести. А это уже гораздо серьезнее и во множество раз опаснее, - Джон говорил неторопливо, в противовес быстрой американской речи, порой целиком состоящей из сленга, - И будет совершенно неправильно, если вы влезете в эту историю, не имея за спиной более сведущего и опытного в подобных делах помощника. Это было бы крайне не мудро, а вы, как я успел заметить, все наделены мозгами. Вы же не собираетесь рисковать задницами, не выяснив до конца с чем именно имеете дело?

+3

10

После слов Ванды Бартон фыркнул и засопел, как ёж, покачав головой, показывая, что есть не хочет. Так, тут надо было либо привыкать к этому обществу, а значит, на время поверить в вероятность этого события, либо встать и уйти. Бартон склонялся ко второму варианту, потому что, во-первых, никакой помощи он не просил, во-вторых, Харли начинала действовать ему на нервы, в-третьих, разговор скатывался в мистику, а это была не его тема. Да, ему приходилось снимать много "таинственных" кадров, но это было лишь смеха ради и по заданию Хлои. Вот и Шона он тоже сфотографировал "от балды", просто тот реально стал вести себя странно в последнее время, хотя раньше за ним не числились такие закидоны, как, например, кидание варёными яйцами в общей столовой. Бартон припомнил, что после этого-то события его и запечатлел.
Но всегда остаётся один процент сомнения. Тот аргумент или факт, который перевешивает чашу весов на сторону первого варианта. Клинт, как любой журналист (хоть и фотограф) был любопытен - это раз. Второе... Бартон давно понял, что не зря попал в этот город, что здесь действительно что-то не так, особенно после этого метеоритного дождя. Но что именно? Люди стали другими? А как найти эту разницу, если для этого надо знать их практически с рождения? Архив! Ха! Только бы достать пропуск!
Голос незнакомца, который сидел рядом с ними, вернул его от размышлений. Хм, ещё один. В тон ему Бартон спросил:
-Я понимаю, к чему вы клоните, но, позвольте поинтересоваться, вы, собственно, кто? Не тот ли сведущий и опытный в таких делах, который наставит и направит нас на путь истинный?
Итак, Клинт решил на время перестать относится к этому скептически, точнее говоря, пока он сам не увидит этого подселенца. А если этот будет фарс или очередные фантазии барышень - значит, просто зря потратил время. И тогда-то он всласть будет пускать остроты в сторону Харли.

+1

11

Харли и так была готова прикусить себе язык, поэтому пропустила замечание Ванды мимо ушей. Впрочем, как и поправку о правильном произношении "подселенца". А уж когда она уловила, что Максимов в большинстве своём обращается только к Клинту - так и вовсе переключилась на рассматривание людей в кафешке. Только сейчас она, кстати, заметила и столь странного мужчину, сидящего вполоборота за соседним столиком, и группу старшеклассников, среди которых отчётливо маячила голова долговязого Джонатана - местного драгдиллера, с которым Харли по глупости связалась пару лет назад. Конечно, после летнего инцидента, Квин мгновенно прервала все свои взаимоотношения с травкой и лсд, но это далось ей не так легко, как хотелось бы. Харли столь сильно сверлила Джонатана глазами, что, казалось, ещё секунда, и он обернётся на этот призывной взгляд, но тут краем уха Квин услышала драгоценное "угощайтесь".
Ванда Максимов всё-таки не зря носила прозвище "ведьмы" - уж что что, а она, быть может и не осозновая этого, достаточно тонко чувствовала людей и события вокруг неё. Харли ни в коем случае нельзя было пересекаться взглядом с Джонатаном, так что Ванда в прямом смысле слова спасла её. Совсем незаметно.
- О, спасибо! - Харли с радостью накинулась на предложенны наггетсы и, уже откусив, заметила, что Бартон скривился от этого предложения. - Клинт, у тебя неправильные приоритеты. Дают - бери, а бьют - беги, - с набитым ртом проговорила она.
Но не успела Харли и толком прожевать уже третий, кажется, по счёту наггетс, как в их разговор вмешался тот самый мужчина, сидевший вполоборота. Это было очень странно. И загадочно. Особенно, если учесть тот факт, что он не стал шикать на них из-за излишне громких споров, не стал высмеивать их глупые подростковые желания видеть во всём что-то мистическое, а на полном серьёза решил поддержать их тему разговора.
Да он должно быть прикалывается. Мало ли шутников заезжает в Смоллвиль с желанием как следует оторваться, рассказывая "этим деревенским жителям" небывалые байки про крупные города, крокодилов в канализации и лифты-убийцы в офисных высотках.
Квин поспешила как можно скорее дожевать свой наггетс - даже, кажется, чуть не подавилась - но всё равно не успела опередить Клинта. Этот негодяй всё продумал: наверняка специально отказался от еды, чтобы в любой момент первым начать разговор с незнакомцем или высказать своё предположение о их будущих планах. Харли сощурилась и недоверчиво посмотрела на Клинта. И, неожиданно, этот разговор приобрёл для неё совершенно иную цель.
Ну что же, Клинт Бартон, мы заставим тебя поверить в невероятное.
- Конечно это он, дубина, - поддержала неизвестного Харли. - Посмотри на себя. Ты, имея неопровежимые доказательства на руках, всё равно дальше собственного носа не видишь. А этот мужчина, простите, - Квин прервалась и обратилась к незнакомцу. - Не расслышала вашего имени, - и снова перевела взгляд на Клинта. - Так вот, этот мужчина явно куда более компетентен в этом вопросе, чем ты.

+3

12

Харли, кажется, задумалась и пропустила ремарку Ванды про старых супругов мимо ушей, зато Клинт сразу надулся и – о чудо! – перестал орать на половину забегаловки. Максимофф произведенным эффектом была довольна. Внезапной паузой она решила распорядиться с толком: сжевать еще парочку наггетсов и как следует подумать.
Про призраков и духов она знала мало. Читала книгу-другую, конечно. Но в смоллвилльской библиотеке об оккультизме вообще мало что можно было найти, а с воскресных книжных развалов в Метрополисе назаметно утаскивать томики о непознанном было не так-то просто: рядом обычно бродил отец, а она такие свои “увлечения” перед ним старалась не светить. На всякий случай. В результате Ванда знала достаточно, чтобы классифицировать духа как подселенца, но что с ним, опознанным, делать – представляла себе отвратительно.
Если по логике, то: его нужно изгнать, – рассуждала она. – Но он ведь прыгучий. То есть сначала его надо как-то связать... удержать... запереть... в общем, что-то сделать, чтобы он не мог ни в кого переско...
Ванда чуть не подпрыгнула, услышав незнакомый голос у себя за спиной, и испуганно полуобернулась. Говорил тот самый красивый мужчина. Она было почувствовала себя виноватой – вот, доболтались все-таки, помешали человеку, – как вдруг осознала, что говорит он... собственно, о духе. Так спокойно и уверенно, будто всю жизнь бок о бок с призраками и полтергейстами провел, и таким размеренным и приятным голосом...
Поняв, что смотрит на него слишком ошалело и долго, Максимофф отвела глаза, в удивительно беззащитном жесте скрестила на груди руки и впервые за целый обед пожалела, что с ними не пошел Пьетро. Его присутствие придало бы уверенности. Слова Клинта она пропустила в отчаянных попытках не покраснеть – и даже преуспела как раз вовремя, чтобы услышать, как Харли поддерживает мужчину.
Ванда посмотрела на нее с сомнением. Ей казалось, что не стоило прямо вот так бурно соглашаться. Мужчина говорил умные вещи, но они ведь его видели в первый раз жизни. Совсем не знали. То есть было бы здорово узнать...
"Здорово узнать"? Рехнулась совсем, что ли? Он раза в два старше!
Ванда заставила внутренний голос заткнуться и решила, раз уж Харли закончила, тоже что-нибудь вставить. Что-нибудь эдакое. Мудрое и серьезное.
Конечно...
С голосом творилась какая-то ерунда. Ванда кашлянула, предательски порозовев, хлебнула колы и почти разозлилась. Да что за!.. Не настолько уж он и красивый, чтобы дар речи терять! И старик к тому же!
...не собираемся, – Ванда говорила не в пример тверже и на незнакомца смотрела почти с вызовом. – Как и верить Вам на слово, сэр. Может, Вы так много знаете не потому, что “более опытны”, а потому, что этот самый подселенец успел в Вас перепрыгнуть и теперь нас запутывает?

+3

13

Джон с легкой улыбкой смотрел на реакцию подростков, переводя взгляд с одного на другого по мере того, как они вступали в диалог. Порой он все-таки удивлялся спектру человеческих эмоций, которые выдают люди на одно и тоже событие или, в данном случае, действие.

Юноша Клинт даже тоном давал понять, что "плевать я хотел, не верю я в эти бабушкины сказки", настоящий скептик до мозга костей. Впрочем, и Джон был в этом уверен, что таким он останется ненадолго. Вторая девушка не столько была заинтересована в вопросе, который они обсуждали, сколько ждала возможности "отыграться" на приятеле. Самая яркая, пожалуй, даже чрезмерно яркая реакция была у "ведьмы", но и это можно было вполне объяснить тем, что вся их конспирация пошла прахом. Однако же, Джон чуть прикрыл глаза, когда понял, что ее взгляд из испуганного стал как минимум заинтересованным. И очень хотелось надеяться, что эта заинтересованность касается сферы его деятельности, а не... внешних данных. Хотя, природное чутье и богатый опыт с общении с противоположным полом говорили как раз о том, что второй вариант более вероятен, иначе он не видел достойного объяснения сбившемуся голосу и смущенному румянцу, последовавшему за ним. Впрочем, она быстро взяла себя в руки и дальнейшие слова звучали уже не так трепетно.

Джон все-таки усмехнулся. Ну конечно, с какой стати им верить тому, кого они видели впервые в жизни и кто так бесцеремонно вклинился в их необычный разговор, да еще и явно со знанием дела?

- Меня зовут Джон Константин. Но для вас просто Джон. Я частный детектив, но не совсем обычный, - он быстро стянул с плеч пальто и засучил рукав пиджака, - И я понимаю, что на слово вы мне верить и не должны. Но у меня есть доказательство, вполне убедительное, - затем он закатал рукав рубашки, оглядываясь, чтоб убедиться, что никто больше на них не косится, а затем быстро показал троице татуировку на руке, - Обычные люди не делают татуировки с магическими знаками, потому что не знают о них, - он быстро опустил рукав, застегивая пуговицу на манжете, - А что касается вашего "подселенца", то в меня он влезть попросту не сможет. Моя кровь не совсем чиста, а это отпугивает духов. Не любят они тех, кто имеет слишком крепкие связи с темными силами, - Константин выжидательно склонил голову, - Ну так что? Пошлете меня сразу или дадите шанс?

Отредактировано Джон Константин (20.03.2013 15:17:37)

+2

14

"Боже, где я нахожусь..."
Клинт потёр пятерней лоб. Всё вокруг напоминало чей-то плохой спектакль. Да, Джон появился из неоткуда (преувеличенно, ведь он сидел рядом, просто Клинт его ни разу в городе не видел, а городок небольшой, практически все друг друга знают) и именно в этот момент он предстал перед ними, как спаситель их положения и теперь даёт понять, что они без него могут влипнуть в неприятности. Бартон не верил в такие совпадения. Но татуировка действительно была необычной. Точнее, половина. Подразумевалось, что на второй руке её дополнение. Стрелы, треугольник и круг. Если бы Клинт разбирался во всех этих тайных знаках, он смог бы расшифровать её значение. Но теперь оставалось верить на слово, поскольку обычный человек вряд ли бы сделал такую татуировку смеха ради. Ну драконы, птички, бабочки, а вот эта явно намекает на отношение к секте. Частный детектив с необычными наклонностями, ха!
Теперь об уходе не могло быть и речи. Нет, уж слишком много событий. Слишком много неожиданностей. Правда Харли его раздражала, но Клинт постарается не оставить себя в дураках, своенравная защитница прав обиженных! А к Ванде он относился неплохо, если сказать никак. Он недавно познакомился с её братом, который был довольно-таки неплохим человеком, его-то, кстати, здесь явно не хватало.
  То сомнение, которое появилось с тоном серьёзности в голосе Ванды, теперь всё больше давало свои ростки после слов Джона. Может, и правда, Клинт просто не знает того мира, который совсем рядом с ними, а теперь ему наглядно показывают - вот, тебе, смотри, оно существует.
Так или иначе, здесь всё решала Ванда, а не он. Поэтому Клинт развернулся корпусом в её сторону и вопросительно посмотрел на неё. Хотя ответ был очевиден, что Джон останется, достаточно было взглянуть на лицо Ванды и услышать ту дрожь в голосе, с которой она отвечала их новому собеседнику.

Отредактировано Клинт Бартон (20.03.2013 14:34:57)

+1

15

Харли бы послала.
Нет, серьёзно, не будь у неё в целях ткнуть Клинта носом в его собственную неправоту, Квин непременно бы отказалась от помощи этого Джона Константина, зовите меня просто Джон. По собственному опыту Харли знала, что никто не помогает людям за просто так, не имея за своим плечом корыстного или же злого умысла. Все всегда преследуют собственные цели. Взять хотя бы её в этом деле - помощь Клинту? Да хватит врать! Ей просто стало любопытно. Да и вряд ли назовешь помощью попытки выставить Бартона идиотом, и впоследствии иметь возможность подтрунивать над Клинтом из-за его неверия.
Поэтому Харли точно знала: уж если Джон решил вмешаться в их разговор, даже если он действительно был знаком со всеми магическими штучками, а не прикалывался - вряд ли им двигало простое желание уберечь глупых деток от страшного потустороннего духа. Стоило только посмотреть, какое впечатление он оказал на Ванду - Квин не могла не заметить толики смущения, румянцем выступившим на её щеках. Впрочем, это был тот тип проблем, в которые Харли старалась не вмешиваться. У всех есть право на ошибки.
У всех.
Придя к такому выводу, Харли резко схватил стаканчик с колой и сделала несколько глотков.
- Что-то пить захотелось, прости, - поспешила она тут же объяснить свои действия Ванде, которой подобные махинации могли бы и не понравиться.
Тем временем Джон всё ещё ждал ответа. Бартон решил переложить решение этой проблемы на хрупкие плечи Ванды ("Как это по-мужски, Клинт," - отметила про себя Квин) и потому промолчал. Харли не была в восторге от идеи воспользоваться помощью постороннего, но в какой-то степени сейчас это играло и на руку ей, так почему бы и нет. Поставив обратно на стол стаканчик с колой, Квин уверенно проговорила:
- Ну, почему бы и нет, Джон, - и переведя взгляд с Константина на Ванду, добавила. - Что скажешь?
Харли старалась говорить как можно более безмятежно. Татуировка Джона немного успокоила природную недоверчивость Квин (в основном из-за того, что она была дико интересной, и Харли не могла перебороть собственное любопытство) - только идиот будет чертить подобные знаки на своих руках, не имея для того веских причин. Так что возможно Константин действительно был самым настоящим знатоком потустороннего, а значит, его знания вполне могли им пригодиться. Но ни в коем случае нельзя было выказывать свою заинтересованность, нельзя было показывать Джону, что они у него на крючке.
- Я кстати Харли, - вспомнив, что они сами толком и не представились, Квин снова повернулась к Константину и приветливо махнула рукой.

+1

16

Татуировку "Джона Константина, но для вас просто Джона" Ванде как следует рассмотреть не удалось. Не то чтобы ей это что-то дало: она все равно не знала, что та обозначает, хоть и виду не показала. Но, как и Клинт с Харли, она была убеждена, что обычный человек такой знак и на таком неудобно открытом месте набивать не станет. Это ведь даже в бассейн не сходишь нормально, начнут тут же глазеть, просить посмотреть, вопросы задавать. Связанному с оккультным человеку оно что, надо? Особенно такому, как Джон, который и так красив как...
"Огонь в треугольнике, из низа выходят три стрелы, – тут же спешно переключилась Ванда на символ. – Надо будет покопаться".
Харли внезапно схватилась за стакан. Ванда удивленно на нее посмотрела, мотнула головой на извинение, мол, ерунда – и потом, в свою очередь, сама стакан взяла и отпила немного колы. Окончательное решение принимать, очевидно, ей: что Бартон, что Квинзель, что даже "просто Джон" смотрели на нее выжидательно. Ванда же понятия не имела, как лучше поступить. С одной стороны, послать его очень хотелось: он отвратительно выбивал ее из колеи, это раздражало. С другой – того, чтобы он остался, хотелось не меньше. И нет, не потому что он ей нравился! Ровно потому, что она не представляла себе, как справиться с подселенцем. И был еще третий момент...
Не знаю, Харли, – протянула наконец Ванда с сомнением и заставила себя посмотреть на Джона прямо. – Я не понимаю двух вещей: зачем Вам это нужно и что Вы с нас попросите за Вашу... экспертную помощь, Джон.

+2

17

Джон лишь улыбнулся после слов Ванды. Нет, не загадочно, не хитро, а просто улыбнулся. Конечно, наверняка вышло немного снисходительно. Да только, черт возьми, именно так и было.

В конце концов, он слышал точно такие же слова и от многих других людей, всех их интересовало одно и тоже. И порой Джон даже жалел, что не имеет ровными счетом никакой материальной заинтересованности, потому что, несомненно, многих людей такой поворот бы значительно успокоил. А то человек, который ничего не просит взамен, вечно выглядит подозрительно или даже не слишком здорово перед лицом нынешнего меркантильного общества. Впрочем, Константин всегда с легкостью плевал на чужое мнение о нем, ведь сам он от этого не меняется ни капли. Разве что каждый прожитый год с общении с потусторонним оставляет новые шрамы. Как на теле, так, черт побери, и в душЕ. Крайне темной душе. И ему все равно, что думают люди, которые просто не видят того, что видит он каждый день - он все равно не прекратит защищать невинных людей от тех, кому в мире живых явно не место.

Джон тихо побарабанил пальцами по спинке диванчика, а потом склонил голову, наконец ответив девушке:
- Ты поймешь это лишь со временем, Ванда, независимо от того отвечу я сейчас или нет. Но я отвечу так: мне это нужно потому что я спасаю людей от тех, кто имеет наглость и силу вернуться в мир людей. И, как правило, это не самые приятные, а чаще всего смертельно опасные... личности. И, если им никто не противостоит, то они способны натворить много бед, принести хаос и много, очень много смертей. Просто ради развлечения. И я один из тех, кто всегда встает у них на пути, - он достал из кармана пальто пачку сигарет, выудил одну и, дотянувшись до зажигалки, прикурил, - Потому что это моя работа, мое предназначение. А что касается вознаграждения, то тут можете не волноваться. Я никогда и ничего не прошу от людей, которым помогаю. И работаю исключительно из собственных интересов, но никак не из-за какой-либо материальной выгоды. Хотя, бывают, конечно, исключения, но к вам оно не относится. Итак, я достаточно полно ответил на ваши, - он окинул взглядом троицу, - немые и не очень вопросы?

+2

18

Клинт посмотрел на часы, висящие на стене забегаловки, и неодобряюще покачал головой, мда, знакомство явно затянулось. И опять придётся брать инициативу в свои руки. Клинт не был удивлён тому, что Джон не запросил никакой платы со своей работы. На лицах этой троицы и так написано, что кроме души забирать у них нечего. Фух, ладно расставим точки по позициям. Допустим, что Джон хочет им помочь и делает это безвозмездно, что очень редко для духа этого времени. Допустим, что они пойдут, доверяясь ему. А куда? А какова экипировка? Если Джон сам сказал, что эти духи несут опасность. Каким образом всё это будет устроено?
В раздумьях, Бартон взял салфетку из стаканчика, стоящего на столе и начал собирать фигурку из японского стиля оригами. Это давало определённое спокойствие.
-Так, господа "специалисты", у меня всё-таки есть вопрос, на который никто из вас пока не дал ответа, - -Клинт не смотрел ни на кого, уставившись только на салфетку, которую он складывал то прямоугольником, то превращая на сгибе в треугольник, - Как мы осуществим поимку подселенца? Ведь мы не охотники за приведениями или за такими как они, спецтехники и подготовки к такой ситуации - никакой. А рисковать жизнью Шона, - тут Клинт постучал пальцем по негативу, - Не хотелось ни в коем случае. У вас какие-то идеи? Этот вопрос обращается ко всем здесь собравшимся. И да, Джон, опережая вашу попытку предложения действовать в одиночку, предупреждаю, что этого ни в коем случае не будет.
Тут Бартон поймал себя на мысли, что сейчас любой из рядом с ним сидящих, что Ванда, что Харли, что Джон мог подумать, что он всё-таки поверил. А он просто допускает эту возможность и ничего более. Это и был один процент сомнения.

Отредактировано Клинт Бартон (26.03.2013 21:16:21)

+1

19

Харли слушала Джона вполуха. В основном потому, что тот в большей степени обращался к Ванде. Быть может, дело было в том, что он принял её за наиболее осведомлённую в этом деле, а может быть и в какой-то иной причине - Квин старалась об этом не задумываться, болтая ногами под столом. Но, знаете как это бывает: обычно, почти не слушая собеседника, человек улавливает какие-то отдельные фразы, вырванные из контекста и заставляющие его получше прислушаться к разговору. Для Харли такой фразой стало произнесённое "просто ради развлечения". От неожиданности, Квин слишком сильно махнула ногой под столом и заехала кому-то по голени. Тихонько ойкнув, она украдкой бросила оценивающий взгляд на Джона. Тот прикурил и после продолжил свой монолог. Выглядел он крайне спокойным и уверенным, словно подобные разговоры - совершенно стандартная для него ситуация. Словно он не в первый раз читает эту речь об "отсутствии выгоды", "желании просто помочь" и всякой прочей альтруистской ерунде. Харли бы и могла спросить его, почему он это делает (если Джон и врал - то это была чертовски хорошо сыгранная ложь), но, ей казалось, что она и так уже знает ответ. Просто потому, что он может. Ничего другого он им и не ответит.
От этой мысли у Квин по спине пробежали мурашки. Спрашивать дальше было бессмысленно - оставалось только надеяться, что Джон говорит правду и делать вид, что они ему поверили. Вернее, что она ему поверила.
У Харли никак не шла из головы брошенная им фраза "просто ради развлечения". За эти полгода, аббревиатура jff так или иначе была связана с почти каждым происшествием, случавшимся с Квин. Начиная от той истории с испорченными негативами Бартона и заканчивая той ужасной ночью перед самым летом.
Не то чтобы у Харли были причины подозревать Джона: вряд ли бы она не заметила его в Смоллвиле, если бы он приезжал сюда ранее. Но эта чёртова брошенная фраза напрягала. Конечно, в мире бывают случайности. Вот только ещё никогда дело не заканчивалось чем-то хорошим, когда звучало волшебное "просто ради развлечения".
Квин так сильно закопалась в свои мысли, что замечание Клинта, который наконец-то решил перейти к детальному обсуждению решения проблемы, застало Харли врасплох, отчего она немного растерялась.
Когда она увидела негатив, её первым порывом было желание как можно больше разузнать об этом таинственном белом пятне: а вдруг это призрак, а вдруг это дух, а вдруг это и вправду что-то паранормальное. Но вот чего в голове Харли не было, если опустить шуточки про ум, так это мыслей о том, что теперь именно им троим (четверым, если считать Джона) предстоит разбираться с этой проблемой.
Это было... странно. В смысле, Квин нельзя было назвать бойскаутом. Она никогда не спешила помогать кому-то, если за этим не следовало какой-то выгоды. Всё, что она хотела от этой истории - поближе познакомиться с этим паранормальным явлением, чтобы потом с гордостью всем рассказывать, что вот она-де знает такое об этом мире, во что люди, как Бартон например, даже поверить не могут. Если так подумать, ей было совершенно не важно, угрожает жизни Шона этот заселенец или нет. А вот что было ей действительно важно, так это возможность поймать этого призрачного духа. Ну или хотя бы увидеть своими глазами.
- Ванда, ты же говорила, что он, этот дух, овладевает сознанием, так ведь? - Харли прекрасно понимала, сколь аморальны её мысли относительно жизни Шона, и потому решила деликатно обойти эту тему. - А куда девается сознание эм... носителя? Я имею в виду, что стало с Шоном? Вдруг он теперь как укушенный зомби: больше уже и не человек?

+2

20

Ответили, – суховато кивнула Джону Ванда.
Его слова ее несколько покоробили, если не сказать – обидели. Она, между прочим, все прекрасно понимала. И вопрос задавала ровно потому, что пыталась быть осторожной. Люди обычно не делают ничего просто так; шарлатаны, предлагающие свою якобы экспертную помощь несчастным дурачкам – особенно. У них цель такая – подцепить, а потом долго и упорно обдирать купившегося до последней нитки. То, что Джон готов был помочь избавиться от подселенца, не требуя ничего взамен, для Ванды доказывало искренность его намерений лучше любой татуировки.
Убивала именно формулировка. Вот это "поймешь лишь со временем". Это что вообще значило – что они не в состоянии воспринять идею того, что человек способен делать что-то не за деньги? Это что, некое сакральное знание, открывающееся только престарелым матронам? Зачем он тогда вообще заводил разговор на равных, если потом начал с какого-то перепуга манкировать возрастом? Отвратительная и непонятная двуличность.
"Ничем не лучше Эрика".
Высказывать это все вслух Ванда, конечно, не собиралась: она же не ребенок. Она прекрасно понимала, что эта обида того не стоит и что Джон им действительно нужен, как бы ей ни хотелось теперь обойтись без него. У нее категорически не хватало знаний. Например, на вопрос Бартона – очень, к слову, насущный – она не могла ответить даже теоретически.
...в отличие от вопроса Харли.
Хм. Если я ничего не путаю, сознание своего носителя подселенец просто подавляет, – сказала Ванда, нахмурившись. – То есть после того, как мы изгоним из Шона подселенца, он снова станет Шоном и, может, даже не вспомнит, что творил, пока был, эээ, не в себе. И, Бартон, подселенца надо не ловить, а изгонять через ритуал экзорцизма. Только как этот ритуал проводить и как подготовить, чтобы подселенец не спугнулся из Шона в кого-то еще, я себе даже близко не представляю. – Она, помолчав, добавила с некоторой неохотой: – Так что Ваша помощь, Джон, будет очень кстати.

+2

21

Джон на несколько мгновений прикрыл глаза. Дети, ну, в данном случае, уже подростки. С ними всегда было сложно. Даже, если дело не касалось потустороннего, а если касалось - то это было вообще... Уровень осторожности приходилось поднимать как минимум на несколько пунктов. Хотя, Джон даже мог припомнить нескольких детей, которые уже в своем юном возрасте были знакомы с магией достаточно хорошо, чтоб в каком-то смысле прикрывать его зад в сложных делах. Но в данном случае, все было обыденно - подростки как подростки, пусть и заинтересованные.
Константина больше напрягало то, что они не собирались его оставлять. Значит придется думать об их безопасности, как-то оградить от возможных негативных последствий, если в ходе ритуала или еще во время их "расследования" что-то пойдет не так.

Он вновь открыл глаза, затянулся сигаретой и стряхнул пепел в пепельницу, которую подтянул пальцами на край своего столика:
- Нам существенно облегчает дело то, что мы знаем в ком дух находится. Это избавляет нас от поисков, которые порой могут занять львиную долю времени. А что касается "специальных средств", то никаких "ловушек для привидений" не нужно, ибо они все равно не работают. Чтоб изгнать духа нужна церковь, пара кусков мела и небольшая книжица под названием "молитвенник". И не надо хмыканий и улыбок, это действительно так. А главное - все необходимое у нас имеется, а в церковь нас пустят без вопросов. Может быть даже ваш священник захочет помочь. Хотя, - Джон задумался, - духи так просто не любят оставлять захваченные тела, так что надо достать еще стул и веревку, чтоб он не смог сбежать во время ритуала или навредить Шону. Подготовку ритуала и его проведение я целиком беру на себя, ведь не думаю, что все из вас знакомы с латынью в достаточной степени, а ошибок в этом деле допускать нельзя. Когда дух окажется в круге начерченной пентаграммы он уже не сможет куда-либо из него деться и переселиться в кого-то еще. А переселиться он только в том случае, если почувствует, что ему угрожает опасность. И поэтому, - Джон порылся в кармане тренча и достал цепочку, на которой висела серебряная пентаграмма, - нужно надеть на Шона вот это. Или подложить в карман его одежды. Это задержит духа в теле Шона на время, достаточное, чтоб мы успели привести его в церковь, - он вновь серьезно посмотрел на троицу, - Еще вопросы?

Отредактировано Джон Константин (27.03.2013 10:29:44)

0

22

В последний момент, когда лотос из салфетки практически был готов, Клинт его скомкал и, приметив мусорную корзину, кинул прямо в неё. Естественно, попал.
Весёленькая перспективка получается. Бартон немного усмехнулся, представив себе, как они втроём (хотя кто знает, кто знает...) будут разбираться с Шоном. "Привет, Шон! Слушай, а ты не хотел бы сходить с нами до церкви, там нет ничего страшного, только к стулу привяжем и молитву прочитаем, а, да, и кулончик этот не забудь надеть."
А ещё его забавлял тот момент, как они будут парню объяснять, как он оказался привязанным в церкви и мелом обведённый.
Но, в принципе, это уже фантазии Клинта и ничего более, поэтому делится он с ними не спешил - это вызвало бы очередную волну зубоскальства со стороны Харли.
-Я так понял, нам нужно это организовать так, чтобы Шон, а, вернее, та проблема, в нём сидящая, не поняла, что мы хотим сделать. Поскольку тогда подселенец начнёт сопротивляться и ищи его потом по всему городу. До того, как этот занятный кулончик попадёт в карман или на шею Шона, мы должны опасаться переселения подселенца в любого из нас, я ничего не упустил? Джон, когда вы точно будете готовы, сколько на это понадобится времени? - тут Клинт перевёл взгляд в сторону Квин, - Харли, я конечно понимаю, что мы друг друга бесим, но сейчас у меня вопрос к тебе более, чем прямой - ты будешь в этом участвовать? Чтобы потом не повесить всех собак на меня, Ванду и Джона. Ванда, вопрос аналогичный...
Дело принимало оборот и он Клинта настораживал. Сейчас и ни минутой позже надо было расставить все точки над "i". Для себя он решил, что поможет. Из любопытства, из возможности познать неизведанное. А, может, тут повлияло и общение с Хлоей, девушкой повёрнутой на всём этаком.

Отредактировано Клинт Бартон (27.03.2013 18:18:47)

0

23

Несмотря на просьбу Джона не хмыкать, Харли не смогла удержаться и издала короткий смешок. Нет, серьёзно, церковь?
Квин вряд ли можно было бы назвать атеисткой, но и на рьяно верующую она тоже не особо походила. В свои пятнадцать Харли на самом деле просто ещё не задумывалась о том, что такое религия, какую из них стоит выбрать и зачем люди вообще верят в какого-то потустороннего Бога. Было как-то слишком много других проблем, на вопросы веры банально не оставалось времени. Призраки и духи - пожалуйста, они всегда могут существовать. Таинственный бог - пожалуйста, почему бы и нет. Но церковь, как панацея от всей нечисти в этом мире? Серьёзно?
Церкви всегда строили люди, эти здания были результатом человеческой веры, а не проявлением божественного чего-нибудь в этом мире. И Харли никогда бы не подумала, что все эти байки про священную землю и очищение души имеют в себе хоть какую-то долю правды.
Ведь всегда проще верить в существование призраков и демонов, чем в существование какого-то волшебного спасения от руки господа. Тем более, если чудес в жизни не случается, а вот дерьма в ней выше крыши.
- Погодите, Джон, - это был слишком сложный вопрос. - Но какое отношение к ритуалу имеет церковь? Чем плохо любое другое место?
Действительно сложный. Харли верила в Бога. Другое дело, что она не верила ему.
И если во всём этом ритуале нужно какое-то божественное благословение, то какого чёрта? Какого чёрта этот некто, абсолютно всемогущий, тогда вообще позволяет духам вселяться в людей?
Она была настолько возмущена этой странностью, что даже не сразу заметила вопрос Бартона. Ванда и Клинт буквально сверлили Квин взглядом, ожидая ответа, но только где-то через минуту Харли догадалась, чего они все так ждут.
- Чувак, ты знаешь, какой самый простой способ доставить человека в нужное место без его ведома? - она начала издалека, мысленно отвечая на свой же вопрос: "накачать его наркотиками". Конечно, были и другие способы: хлороформ, удар по голове, снотворное в бутылке; и Харли уже подумывала, как бы применить один из них, но чёртова память. - Так вот, я знаю. И если ты так боишься последствий, то, быть может, это тебе следует покинуть нашу компанию?
Харли точно знала, что Бартон и Ванда могут не одобрить её действий. Ладно, вариант со снотворным - ещё ничего, но вот если она решит его вырубить ударом биты или просто чем-то тяжёлым по голове, то вряд ли это будет хороший поступок. Но, чёрт возьми, как поняла Квин, этот дух может выскочить из Шона в любое мгновение, а значит - у них нет времени на поиски таблеток или чего-то в этом роде. Разговорами дело не решить, надо действовать.

+1


Вы здесь » holding out for a hero » Архив недоигранных эпизодов » "If there's smth weird and it don't look good, who you gonna call?"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC